Материалы
Sony в соцсетях

Легенды и мифы детского мира

О проекте Татьяны Малышевой «Взрослые дети»

Владимир Нескоромный

К детской фотографии нельзя подходить с критериями взрослой. Прежде всего, нужно осознать и принять особый мифологичный мир детей. В нем отсутствует время как строгая величина, которая задает возрастные и социальные границы, отсутствует локализация прошлого и будущего. Жизнь не имеет предела — игрушки и люди могут умирать и воскрешать. Любой объект и событие существует в прошлом, настоящем и будущем. Для этого мира характерна взаимопревращаемость. Подушка может стать автомобилем, стулья — самолетом, а мамина шуба — домом. Мир замкнутый, самодостаточный и незыблемый.

В серии «Взрослые дети» Татьяны Малышевой представлен именно мифологичный мир детей. Ее герои погружены в безвременное и беспространственное поле. «Каждый ребенок, - поясняет фотограф, - однажды начинает говорить родителям: «Я уже взрослый», «Я могу решать сам». Вот это и хотелось показать в проекте». В проекте участвуют дети от 3 до 12 лет.

«Лера». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016

Камера ILCE-7M2; Voigtlander Nokton - 75mm f/1.4; 1/125 с, f/2.2, f=75 мм, ISO 100

Идея проекта родилась в 2011-2012 годах, и Татьяна Малышева сразу сняла серию. Нынешний проект представляет собой сиквел. «Просто тема бесконечная», - поясняет она. А собственно импульс вызвала серия «Подарки» фотографа Шарифа Хамзы/Sharif Hamza, опубликованная в декабрьском номере журнала Vogue Paris за 2010 год. «Однажды я увидела этот фотосет. Дети были сняты, как взрослые - богемно, гламурно. И подумала, это же правда жизни!».

Ту серию сразу же окрестили как «скандальную и неоднозначную». Многие зрители и арт-критики восприняли изображения детей, как порочащие, извращенные. Сработали критерии оценки взрослого мира, который по сути своей порочен. Аналогичная ситуация возникла с печально известной выставкой Джока Стерджеса/Jock Sturges, которая проходила в Москве, в Центре фотографии имени братьев Люмьер, и была со скандалом закрыта. Изначально ложный подход уводит зрителей в сторону от понимания сути изображенного. И только некоторые фотографы способны понять и отобразить в своих работах мир детства. Вспомним лишь некоторые имена.

«Макар». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016

Камера ILCE-7M2; Voigtlander Nokton - 40mm f/1.4; 1/160 с, f/2.5, f=40 мм, ISO 500

Ви Спирс/Vee Speers с проектом «День рождения». Дети надевают маскарадные костюмы, превращаясь во взрослых. Однако все происходит в безвременном пространстве. Настоящее время перетекает в будущее и возвращается обратно. Постоянно происходят превращения детей во взрослых и обратно. Однако ничего не меняется. Мир замкнут.  

Герои Лоретты Люкс/Loretta Lux представлены без костюмов, и превращение во взрослых присутствует в их образе, а именно во взгляде. Мы смотрим на детей, но воспринимаем их как взрослых. Однако эти дети чувствуют себя одинокими во взрослом мире и потому возвращаются обратно — в детство. 

Анна Складманн/Anna Skladmann в проекте «Маленькие взрослые» показывает детей во взрослых образах, как наследников олигархов. Родившиеся в атмосфере безусловного успеха и незыблемого богатства, тем не менее они воспринимают мир так же, как и все дети. Превращение в маленьких олигархов мифологическое, поскольку дети не стали взрослыми и находятся внутри своего мира, где происходят взаимопревращения, которые взрослые воспринимают как реальные события.

«Варя». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016

Камера ILCE-7M2; Voigtlander Nokton - 40mm f/1.4; 1/125 с, f/2.2, f=40 мм, ISO 250

Собственно, проект Татьяны Малышевой о тех же чудесных превращениях детей во взрослых, которые происходят в детском мире и которые ровно ничего не значат для мира взрослого, но которые являются органичной составляющей повседневной жизни детского мифологического мира. Может быть, по этой причине с некоторыми детьми фотографу было необычайно легко. «Они буквально делали за меня всю работу, - вспоминает Татьяна Малышева, - выполняли в точности все, как я говорила. Я только контролировала свет, позировки, но при этом все проходило так, будто я работаю со взрослыми профессиональными моделями».

«Лев». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Ольга Васильева. С.-Петербург, 2017

Камера ILCE-7M2; Voigtlander Nokton - 40mm f/1.4; 1/200 с, f/2.5, f=40 мм, ISO 400

«Все сессии длились одинаково – один час на одного ребенка. Вся серия снята с естественным, если позволяло время суток, и постоянным источником света, а именно с естественным освещением от окна - лампы использовались только для создания светотеневого рисунка. Проблема заключалась в том, что съемки длились порядка трех месяцев. За это время день стал коротким, поэтому некоторых участников проекта пришлось снимать в сумерках со студийным светом. Детей было много, и приходилось подстраиваться под график жизни родителей, детей, согласовывать с моими планами и окнами в графике фотостудии «212», которая очень популярна, и свободного времени там не так много, как мне было нужно. Визаж делала мастер, с которым я отработала весь проект. Для съемки это важно, поскольку мне нужно, чтобы у коллеги было понимание, как дети должны выглядеть. Кроме того, хороший визаж значительно облегчает мне постобработку».

«Даша». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016

Камера ILCE-7M2; Voigtlander Nokton - 40mm f/1.4; 1/125 с, f/2.5, f=40 мм, ISO 200

При работе над проектом «Взрослые дети» Татьяна Малышева использовала камеру Sony Alpha 7 II и объективы Voigtlander Nokton - 40mm f/1.4, 75mm f/1.4 и 21mm f/1.8, в зависимости от цели, поставленной для того или иного кадра. Проект практически завершен, может быть, она еще доснимет несколько детей. Во время просмотра работ характеры героев хорошо прочитываются, складывается отчетливое понимание стилистики. Спустя 3-4 года Татьяна Малышева планирует повторить проект — снять аналогичную серию, но уже с другими детьми.

«Лиза». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016

Камера ILCE-7M2; Voigtlander Nokton - 40mm f/1.4; 1/125 с, f/2.2, f=40 мм, ISO 400

Фотографировать детей просто. Что может быть сложного у маленьких людей? Игрушки, конфеты и наивные вопросы... Фотографировать детей чрезвычайно сложно. Они готовы пустить любого взрослого в свой мир, только взрослые не хотят признавать его. Но тот взрослый фотограф, который способен увидеть этот мир и войти вовнутрь, становится своим и... немножечко ребенком. И тогда он начинает конфликтовать со взрослым миром. И только фотограф способен в своих работах сохранить это чудо. Даже когда дети вырастут.

Дополнительная информация: www.tabby.ru/project-adult-children2

«Лера». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Имран». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Каролина». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Варя». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Макар». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Даша». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Лиза». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Поля». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Поля». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Лев». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Ольга Васильева. С.-Петербург, 2017
«Даша». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Лиза». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
«Соня». Из проекта «Взрослые дети». Стилист Анна Дильман. С.-Петербург, 2016
поделиться