Материалы
Sony в соцсетях

Рождение проекта «Великий северный путь»

Леонид Круглов

В период 2003-2013 гг. я прошел маршрутами известных российских путешественников, которые до сих пор остаются очень сложными и зачастую опасными. Пик открытий, совершенных российскими путешественниками, пришелся на 19 век. Александр Булатович первым из европейцев проник во внутренние области неизведанной Эфиопии. Николай Пржевальский дошел до самых труднодоступных уголков Тибета. Николай Миклухо-Маклай высадился на берег Папуа - Новой Гвинеи и остался там один, чтобы в течение долгих пяти лет изучать первобытные племена. Николай Арсеньев со своим верным проводником Дерсу Узала изучал полную опасностей дальневосточную тайгу.

Особняком стоит путешествие Афанасия Никитина и его знаменитое «Хождение за три моря» в Индию. В 16 веке он стал первым известным европейцем, которому удалось проникнуть во внутренние области этой неизведанной и загадочной в то время страны. В начале 18 века Харитон Лаптев, выполняя волю Петра Первого, отправился искать места, «где земля русская заканчивается и начинается море великое северное». Северные области Таймыра по сей день остаются «сектором недоступности», и трудно переоценить героизм и смелость путешествия Харитона Лаптева и его помощника Семена Челюскина. И еще в моих планах было повторить первое морское кругосветное путешествие россиян 1803-1806 гг. под руководством Ивана Крузенштерна.

 

Удивительный сон

Как-то раз я перечитывал свои старые дневники и с удивлением обнаружил запись одного сновидения. Прочитав записи, я понял, что суть проекта «По следам великих русских путешественников» сопоставима с падением яблока на голову Ньютона. Бам! Что-то ударяет по голове. Наступает просветление, и проект прорисовывается.

Много лет назад мне приснился сон, в котором я шел по северной тундре и вдруг нашел в маленькой пещерке россыпь круглой гальки, такие маленькие круглые камушки, как блинчики. А по краю этих камушков была нанесена гравировка о том, что здесь шла экспедиция по следам другой экспедиции. Гравировка была как будто бы на старославянском языке. Камушки эти я аккуратно собрал и отнес в музей. Тот сон оказался квинтэссенцией проекта «По следам великих русских путешественников».

«Моей задачей было буквальное повторение путешествия»

Семь героев

Когда я стал размышлять над проектом, то хотел, чтобы моими героями были люди, оставившие после себя тексты, даже если они жили в шестнадцатом веке, как, например, Афанасий Никитин. Вернувшись из Индии, он надиктовал воспоминания монаху одного из монастырей. Так я стал подбирать дневники путешественников.

Сначала я решил, что в проекте будет пять героев-путешественников. А потом понял, что чего-то не хватает, и их стало семь. Начал проводить отбор. С одной стороны, это проект о великих российских путешественниках. С другой, я задумал охватить весь Земной шар, чтобы экспедиции давали представление обо всей планете. Мне хотелось посмотреть, где происходили наши путешествия и как российские путешественники охватили весь Земной шар. По этим принципам я начал отбирать и рассматривать имена.

Во-первых, это путешествие по следам Александра Булатовича, который открыл для русских Африку. Русский офицер, он исследовал многие неизведанные на конец 19 века области в Африке. Потом было путешествие по следам Николая Миклухо-Маклая, это уже Океания, Папуа – Новая Гвинея. Затем путешествие по следам Афанасия Никитина в Индию. Далее экспедиция по следам братьев Лаптевых на самый север России.

Как ни странно, в 17 веке мы не знали, где у нас на севере заканчивается русская земля, и в задачу экспедиции Лаптевых входило установить, где начинается море Великое. Таким образом, это уже было путешествие на Крайний Север.

 

Реконструкция событий

Из всех текстов, которые мне попали в руки, больше всего меня впечатлили заметки Владимира Арсеньева, нашего известного писателя, после которого остались книга «Дерсу Узала» и многие другие произведения о путешествиях. Его тексты мне кажутся самыми знаковыми и самыми интересными из всего, что было написано на эту тему. И я сделал экспедицию по его следам. Этот человек, уже наш современник, был еще жив в 1930-е годы.

Затем была экспедиция по следам Николая Пржевальского – монгольские степи и Тибет. И наконец, финальное путешествие прошло по маршруту первой российской кругосветки, совершенной Иваном Крузенштерном и Юрием Лисянским.

В каждом случае, был то 16 или 17 век, оставались записки, дневники, тексты, по которым можно было реконструировать события того времени и все, что тогда происходило. Я не хотел просто приехать, пройти маршрут за пять-семь дней и вернуться, как сейчас часто поступают наши журналисты.

Моей задачей было буквальное повторение путешествия. Если они шли на собаках, значит, мы тоже идем на собаках. На оленях, значит, на оленях. Например, экспедиция Арсеньева по Дальнему Востоку в результате вылилась в четыре путешествия.

Экспедиция по маршруту Владимира Арсеньева по Дальнему Востоку, 2006. Камера Minolta Dynax 7.

Таежными тропами Дэрсу Узала

Итак, я решил повторить путь известного исследователя Дальнего Востока Владимира Арсеньева. Экспедиция началась весной, а уже осенью мы присоединились к группе профессиональных тигроловов, которые выслеживали в Сихотэ-Алинском заповеднике тигров. К тому времени мы уже побывали на реке Бикин вместе с проводниками-нанайцами - братьями Дункай.

Все вечерние разговоры у костра в дальневосточной тайге неизбежно касаются тигра. Этого хищника считают здесь самым хитрым, умным и практически невидимым животным. В рамках российско-американского проекта «Амурский тигр» егеря отлавливают и метят тигров – надевают на них радиоошейники, чтобы экологи могли следить за их перемещениями.

Экспедиция по маршруту Владимира Арсеньева по Дальнему Востоку, 2006. Камера Minolta Dynax 7.

Самым сложным было войти в таежный ритм. Он совершенно особенный. Ведь если двигаться по тайге в спешке, как мы привыкли в городе, или постоянно размышлять о делах, оставленных на Большой земле,  будьте уверены, обязательно что-то случится. В тайге надо сосредоточиться на том, что вокруг тебя и под ногами. День подчинен размеренному и неуклонному порядку: завтрак, навьючивание лошадей и максимальный переход до полуденной жары, когда мошки становится особенно много. И затем после обеда еще один, пока хватает сил, еще один переход по бесконечной и необъятной тайге.

С самого начала я поставил перед собой почти невыполнимую задачу: сфотографировать тигров в диких условиях. Хотя, конечно, понимал, что это трудно и, может быть, практически невозможно. Вряд ли открою для кого-то истину, если скажу, что при съемке диких животных в их естественных условиях, за каждым кадром стоят не только невероятный труд, терпение, смелость, но и, прежде всего, охотничья удача.

Современные фотографы перед любой экспедицией всегда интересуются, что было снято прежде по их теме, чтобы не снимать так, как уже сняли другие. Я тоже изучил много таежных фотографий.

 

Русская Амазонка

Первым делом я отправился на реку Бикин, которую, кстати, называют русской Амазонкой. На Дальнем Востоке это одна из знаменитых рек, где сохранилась первозданная природа. Там живут нанайцы - местные жители, которые когда-то кочевали по этим землям. Природа очень похожа на тропическую, здесь можно встретить тигров и леопардов. В некоторых местах тайга выглядит, как настоящие тропические джунгли – огромные папоротники, вьющиеся растения, лианы.

И вот мы на реке Бикин. По ней можно передвигаться только на местных традиционных лодках. Это дикая река, нехоженая, заваленная деревьями – с порогами и торчащими из воды корягами. Нашей задачей было найти несколько последних лесных кочевников, которые обитают на этой речке, двух братьев по фамилии Дункай - местных нанайских охотников. И вот где-то посередине речки Бикин, там, где находятся охотничьи угодья, мы, наконец, с ними встретились.

Экспедиция по маршруту Владимира Арсеньева по Дальнему Востоку, 2006. Камера Minolta Dynax 7.

Тигр — дьявол или божество?

Два удивительных человека живут только тем, что дает им тайга. После наших долгих разговоров с Василием о его верованиях, он мне показал рисунок, где было изображено шаманское дерево жизни - так представляется космос, согласно нанайской религии. Дерево растет корнями в земле, а ветвями уходит в небесную сферу, где летают драконы и всякие удивительные существа. Тигр находится обособленно. Он у них аналог нашего дьявола. Существо, с которым лучше не встречаться и даже не видеть его.

Василий мне рассказал, что тот самый Дерсу Узала, охотник, знаменитый проводник писателя и исследователя Дальнего Востока Владимира Арсеньева, по чьим следам мы шли, согласно книге путешественника, в свое время убил тигра и считал, что это стало проклятьем всей его жизни, потому что тигр хоть и темное, но божество. У Дерсу Узала погибла вся семья, а его жизнь превратилась в существование одинокого странника, кочующего по тайге.

Под полог дальневосточной тайги каждый раз входишь с почтением и какой-то особой осторожностью. Я научился этому отношению у профессиональных тигроловов, работающих в районе Сихотэ-Алинского заповедника, а также у нанайцев с реки Бикин. У всех этих людей, многие месяцы безвылазно проводящих в здешней тайге, тигр является предметом особого внимания и даже почитания.

Нанайцы рассказывали мне истории своих стариков, по которым получалось, что тигр это вообще-то божество - темное, страшное, нечеловечески умное и очень опасное. Поэтому тигров нанайцы всегда почитали и специально с ними встречи не искали.

В дальневосточной тайге я не мог избавиться от особого чувства, что человек здесь является не хозяином, а гостем, и должен вести себя очень аккуратно. И все из-за тигра. Его следы стали попадаться нам с самого начала экспедиции, но увидеть самого зверя оказалось практические невозможно. Через месяц путешествий по самым глухим районам тайги тигр и вправду начал мне казаться духом, невидимкой, существом из потустороннего мира.

Экспедиция по маршруту Владимира Арсеньева по Дальнему Востоку, 2006. Камера Minolta Dynax 7.

Охота на тигрицу

Здесь мне довелось провести несколько недель с группой тигроловов Сихотэ-Алинского заповедника, которые выслеживали тигрицу. Ранее на нее уже был надет радиоошейник. В нашу задачу входило, основываясь на радиосигналах ошейника, дождаться, когда она покинет логово с месячными тигрятами и уйдет на охоту. В это время мы хотели успеть пробраться к ее логову и надеть ошейники на тигрят.

Радиосигнал все время говорил, что она находится в одном месте - в логове. И мы много дней провели на горе неподалеку, отслеживая ее перемещения. Со стороны действия тигроловов и их манипуляции с радиорадаром были похожи на эпизоды фильма «Охотники за привидениями». Но наша ситуация, на самом деле, была далека от комедийной. Я очень хорошо видел, как они насторожены и каким повышенным чувством опасности обладают. И неспроста!

Однажды вечером сигнал двинулся в сторону нашей засидки, где мы караулили тигрицу. Надо было видеть лица тигроловов - сигнал подходил все ближе и ближе... Совершенно очевидно, что тигрица в паре десятков метров от нас. И лес вроде бы не очень густой, а мы ее не видим! Наконец, сигнал обогнул наш пригорок и растворился за горным склоном. Минут через десять мы пошли туда и обнаружили свежие следы и прямо посреди нашей тропы... кучу фекалий. Тигрица будто сказала нам: «Предупреждаю - я вас вижу». Надо ли говорить, что в тот вечер мы не стали приближаться к тигрятам и не полезли в ее логово.

Экспедиция по маршруту Владимира Арсеньева по Дальнему Востоку, 2006. Камера Minolta Dynax 7.

Когда тигр становится другом

Нанайцы реки Бикин подтверждали: с тигром в тайге надо быть очень осторожным. Это самый умный и самый опасный зверь в лесу. Мой проводник нанайский охотник Василий Дункай сумел наладить с тигром, живущим на его охотничьей территории, своего рода сотрудничество. За несколько последних лет он оставлял для него куски добытых охотой животных. Тигр, как ни странно, отплатил ему потом тем же. Однажды оставил целую ногу косули. Они отлично уживались на одной охотничьей территории.

 

Взгляд тигра

После многих месяцев скитаний по Дальневосточной тайге нам, наконец, крупно повезло. В петлю тигроловов попались сразу три тигра. Точнее три примерно восьмимесячных тигренка. А вот их мама снова обошла все петли и, судя по следам, все время находилась где-то рядом.

Это были, наверное, самые сильные впечатления за всю мою жизнь - чувствовать на себе взгляд тигра из кустов в глухом углу тайги. Мурашки бегали у меня по всей спине все то время, пока мы взвешивали, брали пробы и надевали радиоошейники усыпленным тигрятам.

После того как по прошествии двадцати минут тигрята проснулись и начали приходить в себя, мы были уже далеко. Я был рад что, эта история закончилась благополучно.

Экспедиция по маршруту Владимира Арсеньева по Дальнему Востоку, 2006. Камера Minolta Dynax 7.

По тропе Арсеньева

После встречи с тиграми мы не могли не посетить места, находящиеся неподалеку и где проходит тропа Арсеньева.

Осень. Очень красиво. Желто-красные краски. Нам показали конную тропу, по которой ходил капитан Арсеньев. Она идет вдоль побережья. Оказалась в хорошем состоянии. Здесь возили товары из Китая и в Китай. Караванов было много, ходили они медленно.

Таким образом, мы добрались до самого центра Сихотэ-Алинского заповедника, и перед нами открылся перевал. Высота приличная. Наступила  зима, и толщина снежного покрова достигала здесь почти одного метра. Передвигаться можно было только на охотничьих лыжах.

Василий Дункай, мой Дерсу Узала, был экипирован нанайской одеждой, очень легкой, а его лыжи подбиты мехом, чтобы было удобней двигаться в гору. Вперед лыжи двигались, а назад, против шерсти, тормозили.

Путешествие было очень сложным. Мы жили в тайге, нанайцы охотились своими традиционными способами. В таежном безмолвии мы провели несколько дней, находясь в совершенно особых условиях. В таких же условиях жил Арсеньев и члены его экспедиции. На перевале, в том месте, где проходил Арсеньев, мы дали оружейный залп в честь 100-летия его экспедиции.

Экспедиция по маршруту Владимира Арсеньева по Дальнему Востоку, 2006. Камера Minolta Dynax 7.

Рождение проекта

После завершения этой сложнейшей экспедиции я полагал, что узнал и пережил все, что можно пережить в наших северных землях. Но оказалось, это не так. И тогда мне захотелось добраться до самых корней истории открытия северных земель России. Так возникла идея проекта «Великий северный путь», который я начал в 2016 году.

Проект «Великий Северный путь». Леонид Круглов в Якутии. Февраль 2016 года.

поделиться
подписаться на обновления