Материалы
Sony в соцсетях

Русская Африка, или Эмоции путешественника против каннибалов

Леонид Круглов

В 2010 год у я совершил экспедицию в Эфиопию в рамках проекта «Семеро смелых». Там мой путь пролегал через безжизненную, но инопланетно прекрасную пустыню Данакиль. Примерно таким же образом в 1897 году следовал через эти места русский офицер Александр Булатович, с которым я чувствую особую связь. Наш русский офицер, можно сказать, присоединил тогда к Эфиопии одну треть ее нынешней территории. И вот эта часть, присоединенная свыше ста лет тому назад, так и остается самым диким местом страны.

Тайная миссия Булатовича

Российский император Николай II принял решение отправить в православную Эфиопию миссию русского Красного креста. Однако впереди обоза с медикаментами через Сомалийскую пустыню двигался офицер Александр Булатович. У него было несколько миссий, в том числе тайная: наладить отношения с правителем Эфиопии, потомком легендарного царя Соломона, императором Менеликом II. Миссия продвигалась настолько успешно, что через некоторое время русский офицер стал советником правителя Эфиопии. Он получил разрешение участвовать в нескольких экспедициях эфиопских войск в самые отдаленные и неисследованные уголки Юго-Восточной Африки.

Эти полные драматических коллизий события описаны в дневниках русского офицера, которые были опубликованы им в 1889 году. В центральном военном архиве мне также удалось обнаружить его секретные отчеты о путешествиях. Все эти тексты легли в основу плана моего путешествия в самые отдаленные уголки Эфиопии.

 

Сто лет спустя

Во время путешествия я продвигался, наверное, по самым глухим на сегодняшний день районам Африки. События, произошедшие со мной через сто лет после описанных, оказались не менее драматичными и увлекательными. Фотоматериалы позволяют по-настоящему окунуться в атмосферу первобытной Африки и совершить в какой-то степени путешествие во времени.

Началось мое путешествие на побережье Красного Моря, в Джибути. На верблюдах экспедиция прошла по территории кочевого племени Афаров – бесстрашных жителей пустыни. Затем через центральную горную Эфиопию, где сохранились древние христианские традиции. Наконец, я попал в настоящую первобытную Африку, на территорию племени Сурма, чтобы дойти с их воинами до озера жизни — озера Туркана.

"Соляной караван". Данакильская пустыня, Эритрея, 2010

Sony DSLR-A900; Sony 70-200mm f/2.8G

Пустыня Данакиль

Одним из самых жутких мест на нашей планете является пустыня Данакиль, расположенная в Эфиопии. Она представляет собой мир вулканов и серных озер, которые выбрасывают в атмосферу вредные испарения. Поэтому здесь тяжело дышать. Также в пустыне происходят многочисленные извержения вулканов и землетрясения, а в ночное время можно увидеть огненный свет лавового озера. Причина этого пугающе красивого природного феномена кроется в том, что миллионы лет назад в этом месте произошел разлом плит.

Кочевники из племени Афар. Данакильская пустыня, Эритрея, 2010

Sony DSLR-A900; 28-75 f/2.8 SAM

В пустыне Данакиль проживают два племени: «красные афары» и «белые афары». Каждое из них считает себя хозяином пустыни, поэтому неудивительно, что между ними часто возникают вооруженные конфликты. Тем не менее оба племени ведут, как сотни лет, назад добычу соли на озере Ассале, которое является самым соленым озером на планете. Сюда мы и прибыли с караваном афаров.

"Тяжелый труд по добыче соляных блоков". Данакильская пустыня, Эритрея, 2010

Sony DSLR-A900; 28-75 f/2.8 SAM

Из дневниковых записей

«Это было уже на самом конце трека – единственного пути, что соединяет Абиссинию с ее «ничейной землей». На окраине, где уже не действует ни закон, ни полиция, ни армия. Мы, собственно, вообще не знаем, что там действует. Это треть территории всей страны. Она была присоединена более ста лет назад и теперь лежит, простираясь вниз, дальше по реке Омо к озеру Рудольфа, как оставил ее Александр Булатович. Собственно, он и сам туда шел тем же путем – а каким же еще? Один путь, одна трек, одна дорога. За ним шла армия императора Менелика, продвигаясь вглубь чужих земель, теряя по пути треть состава. И лишь на самом конце пустыни они вдруг увидели воду. Когда через пару месяцев с другой стороны – со стороны Кении – к озеру подошли итальянцы, они застали там абиссинский флаг и пирамидку из камней. Дело было сделано – Эфиопия успела всем показать, кто тут хозяин, и… вернулась домой. Дальше она продвигаться не стала, ибо там простиралась ее странная новая собственность с весьма опасной репутацией».

Кочевница из племени Афар. Данакильская пустыня, Эритрея, 2010

Minolta Dynax 7, Fujifilm Velvia 50

Противоречивый результат

Пока была жива наша вера в прогресс, и пока мы верили, что железные дороги и школы определяют счастье человечества, мы могли бы сказать, что гусар Александр Булатович, всеми правдами и неправдами добившийся включения себя в состав первой русской миссии в Эфиопию, остановил развитие региона на столетия. Присоединив в 1898 году эти земли к бедной Эфиопии, он не допускал богатых модернизаторов, англичан и французов. Этот странный колонизатор словно нарочно позаботился о том, чтобы все здесь оставалось неизменным. Спорное решение.

Но вот прошло еще какое-то время, и мы видим Африку сегодня. Войны за нефть и металлы, молодые люди с калашниковыми, больные и умирающие дети от голода и гражданских войн, – чем еще, как ни мировым рудником стала Африка за эти годы? А там, на конце трека... Там остается одно из последних мест на земле, где Африка та же, что и была.

Кочевники из племени Афар. Данакильская пустыня, Эритрея, 2010

Sony DSLR-A900; 28-75 f/2.8 SAM

Послание потомкам

В начале 21 века безоглядная вера в прогресс кажется утопией. Мы знаем, что ресурсы нашей планеты частично истощены, мы знаем, что нарушаем баланс и климата и недр, да и сами мы теперь, по сравнению с теми, кто жил до нас, тоже по-своему истощены. Не умеем, как они, терпеть боль, выносить лишения, трудиться не покладая рук. И нас все больше тянет узнать, каков может быть человек, выбирающий иной путь развития, живущий на своем внутреннем ресурсе, не вовлеченный в расчеты науки и прогресса? Кто живет в мире, как в доме, для него приготовленном, а не завоеванном оружием и техникой?

Долина реки Омо. Эритрея, 2010

Minolta Dynax 7, Fujifilm Velvia 50

Так или иначе, но мы, по всей видимости, должны будем открывать в себе этот исток, возвращаться к тому «другому» существу внутри себя, которое мы оставили в тот момент, когда много тысячелетий назад включилась на полную мощь работа нашего сознания, нашего умения считать, манипулировать, изобретать, использовать, подчинять. С какой целью оставил нам Александр Булатович это странное наследство? Может быть, для того, чтобы на этой земле мы попробовали думать об этом еще раз?

 

Вождь

Эфиопия территорию к себе присоединила, но освоить не смогла вплоть до нашего времени. Это долина реки Омо, где живет несколько племен аборигенов. Пройдя через центральные районы Эфиопии, мы достигли тех мест, где заканчивается дорога и начинаются первобытные земли. И чем дальше мы продвигались - пешком, с мулами и без джипа, тем в более первобытную Африку попадали. Мы дошли до территории племени сурма, которое разделено на четыре клана. Самый дальний, четвертый клан, совершенно не контактирует с цивилизацией. Несколько человек выходят время от времени к поселку, к дороге (а идти там, кстати, два-три дня), и они, возможно, встречались с европейцами. Но основная часть племени живет в изоляции. Они жили так всегда и пока не собираются ничего менять. 

Девушка с татуировками из племени Сурма. Эритрея, 2010

Вождь четвертого клана

Со мной был переводчик, парень из этого племени сурма, который хорошо знал английский язык - его обучили миссионеры. Он и рассказал мне однажды утром, что ночью старики, которые сидят вокруг нашей палатки (надо заметить, что с утра до вечера вокруг нее сидело все племя), предложили нас убить. А вождь четвертого клана спал поперек палатки, буквально охраняя нас своим телом. С ним была договоренность, что я могу здесь находиться. Несмотря на это, некоторые из стариков выдвинули идею нашего убийства.

Девушка с татуировками из племени Сурма. Эритрея, 2010

Minolta Dynax 7, Fujifilm Velvia 50

Подобное - нормально для первобытного человека. У них была очень рациональная причина. Во-первых, у меня была куча медикаментов. Причем они уже убедились, что эти медикаменты действенные. Например, были хорошие заживляющие средства для ран, а также препараты от проблем с желудком, от головной боли. В общем, это были весомые вещи. Во-вторых, у меня была хорошая одежда и палатка.

Кстати, моего проводника, который довел меня до озера Туркана и потом возвратился назад, ограбили в этих краях. Парня, который родился, вырос и жил в этих местах. У него забрали все.

Леонид Круглов с проводником и охранником. Завтрак в деревне племени Сурма. Все едят местную кашу. Эритрея, 2010

Философия воинов

Понятие нравственности здесь не применимо. Эти люди — воины, и основной доблестью для них являются брутальность и сила. Просто возможность получить добычу. Тем более это их территория. Мы идем через эту территорию, и значит, что мы сами – их потенциальная добыча. Это нормально — ограбить путешественников. В некотором смысле у нас тоже встречается подобное поведение.

Каждый, кто рос в дворовых условиях, сталкивался с такими парнями, которые тебя могут просто встряхнуть, как следует, отнять мелочь или вообще все, что у тебя есть. Если проводить параллели, то эфиопские племена находятся на своеобразном юношеском уровне развития, где главное – мускулы и сила. Благодаря этой силе, ты берешь то, что можешь взять.

Племена добывают золото первобытным способом и выменивают на него все необходимое, но основной валютой являются животные, в частности, коровы. И у местных ребят нет другой возможности добыть себе средства на коров. А им, кстати, нельзя жениться, пока не добудешь определенное количество коров. Либо погибнешь.

Воины из племени Сурма. Об этих людях Леонид Круглов снял фильм «Черно-белый бык». Эритрея, 2010

Minolta Dynax 7, Fujifilm Velvia 50

Сила эмоций путешественника

Почему они нас тогда не убили? Насколько я понял, повлияло мое состояние. Как ни странно, состояние людей, путешествующих в той или иной дикой местности, очень сильно воздействует на природу. Насколько я могу судить, эмоции людей, группы людей, очень сильно могут влиять на природные явления, хотя это может показаться странным, с точки зрения нашего современного материалистического восприятия мира. Люди, которые сильно боятся и паникуют, вполне могут вызвать сход лавины. Или другой катаклизм. А когда человек находится в спокойном состоянии, то и внешняя среда, даже страшная, может успокоиться. Мне помогла моя невозмутимость, ровное состояние.

Ночью мне приснился сон, в котором совершенно удивительная космическая девушка, похожая на героиню советского фантастического фильма «Через тернии к звездам», дала мне что-то похожее на теплого котенка. Такой теплый шарик, теплый дар, с которым я проснулся утром, и весь день было ощущение, что я с ним так и хожу. А мне говорили, что нас хотят убить - моего проводника реально трясло.

Воины из племени Сурма несут победителя в палочных боях. Об этих людях Леонид Круглов снял фильм «Черно-белый бык». Эритрея, 2010

Minolta Dynax 7, Fujifilm Velvia 50

Послание цивилизованным странам

Со мной тогда был еще один проводник из центральных цивилизованных районов Эфиопии. Так вот, каждый день он начинал с того, что спрашивал меня: что это я, такой опытный человек, здесь делаю, как меня сюда вообще занесло? Он был в шоке от этих людей, от их неадекватности, от их постоянных заморочек. Нас останавливали в деревнях по дороге, не давали пройти. Мотивация была, например, следующей. В этой деревне мы должны оставаться еще дольше, так как в другой мы уже были и там уже лечили нашими медикаментами. А в этой деревне мы тоже должны лечить.

В конечном итоге, нас использовали именно с практической точки зрения. Скажу больше. В свой фильм «Черно-белый бык» я в результате включил беседу с вождем, в ходе которой он сказал, что они хотят, чтобы у них построили школу, больницу, провели дорогу. Своего рода мессидж, послание людям во внешнем мире. Надеюсь, что рано или поздно, эти слова кто-то услышит. Они люди первобытные, но сейчас весь мир становится единым, и дикие районы Африки не исключение. Эти люди также хотят влиться в нашу общемировую структуру.

поделиться